Научно-практическая конференция 3 июня.

В день окончания 20-месячной осады Смоленска войсками польских захватчиков на Владимирской набережной собрались представители военно-исторического общества, фонда «Примирение» и молодежных организаций. К собравшимся обратился председатель Смоленского отделения Российского Военно-исторического Общества Дмитрий Самохвалов.

Дмитрий Самохвалов, председатель СРО РВИО

«Одна из задач данного мероприятия – увековечивание памяти героической обороны Смоленска под предводительством воеводы Михаила Борисовича Шеина, а также жителей города, пожертвовавших своими жизнями во славу Отечества».

     Дмитрий Самохвалов и координатор попечительского совета фонда «Примирение» Владимир Шаргаев рассказали молодым людям о героизме смолян, о значении смоленской обороны в преодолении смутного времени, а также о связи событий 17 века с тем, что происходит сегодня на земле Донбасса и Украины.

О скорбной дате в истории нашего города и о взаимоотношениях России и Польши в разные исторические эпохи шла речь и на научно-практической конференции, прошедшей в стенах исторического музея. Модератором форума выступила преподаватель СмолГУ, кандидат исторических наук, член РВИО Оксана Корнилова.

Оксана Корнилова, кандидат исторических наук, член РВИО, г.Смоленск

 «Мы знаем, что смоленская земля всегда была пограничной территорией, всегда охраняла западные рубежи нашего государства. Эта была очень развитая в экономическом плане территория. И не случайно на протяжении многих веков польское государство имело зуб на Смоленск, хотело захватить эти земли себе. Мы все знаем и любим нашу смоленскую крепостную стену, которая является символом противостояния Речи Посполитой. Но крепость, кирпичи и камни – это одно, это механическая защита от врагов. Все дело, конечно же, в людях, которые противостояли агрессивной захватнической политике поляков».

20-месячная осада Смоленска войсками Сигизмунда вошла в историю как пример расового и религиозного геноцида.

Оксана Корнилова

 «Сигизмунд обратился к смолянам с ультиматумом: открыть ворота и присягнуть ему на верность. Однако смоляне ответили, что они будут сражаться за русского царя, за православную веру и Пресвятую Богородицу. Под этим девизом началась героическая 20-месячная оборона города Смоленска и под этим девизом смоляне храбро противостояли польским войскам. Польский гарнизон держал 20 месяцев город в осаде. Это мог быть штурм, могли быть переговоры, но политика польских властей была направлена на уничтожение смолян, уничтожение мирного населения, уничтожение русской православной культуры. Не было того, чтобы смоляне город наш сдали врагу, что они открыли ворота, что они подчинились врагу. Город пал потому, что защитников, по сути, не осталось в живых».

    Хорошо известно, чем закончилась интервенция в итоге – полным изгнанием захватчиков, а в исторической перспективе и исчезновением Речи Посполитой с политической карты Европы. Но как только Польша возрождалась в том или ином виде, на европейском континенте вновь появлялся потенциальный агрессор, старавшийся поживиться за счет соседей. Как отметил московский журналист и политолог Алексей Кочетков, за поведение Польши в период между двумя мировыми войнами Черчиль даже назвал ее «европейской гиеной».

Алексей Кочетков, политолог, журналист, г.Москва

«Новообразованное государство, эта «географическая новость» или, как говорил Молотов, «уродливое порождение Версаля» умудрилось откусить от всех своих соседей. За короткий промежуток времени Польша повоевала и что-то отобрала практически у всех своих соседей: от Германии в начале 20-х годов, от Литвы Виленский край, от Чехословакии Тешинскую область. Практически это действительно была «гиена Европы».

    Но больше всего зубы этой «гиены» чесались, по многовековой традиции, на восточного соседа. Не преминули поляки воспользоваться слабостью молодой Советской республики, чтобы оторвать кусок Украины и Белоруссии в начале 20-х годов, уничтожали советских людей и так называемые воины Армии Крайовой, действующей во время Второй Мировой на территории Польского генерал-губернаторства и в Западных оккупированных немцами областях СССР. Хотя номинально перед Армией Краевой ставилась задача бороться с фашистами.

Алексей Кочетков

«В большей степени они занималсь антибелорусским террором, потому что установка Армии Крайовой, ее руководства и лондонского правительства была как раз расчистить пространство на русских территориях для того, что, когда начнется прямое столкновение с Советской Армией, Советская Армия на этих землях имела минимальную поддержку. Поэтому они руками немцев уничтожали, когда могли, советских партизан. Как это они делали, понятно. Имея широкую разветвленную сеть среди польского населения, которое они тоже затерроризировали и заставляли помогать под угрозой расправ, выясняя дислокацию, местоположение и структуру советских партизанских отрядов, они передавали эту информацию немцам. Плюс поляки активно создавали вспомогательную полицию, в ней участвовали, так же как украинцы в Западной Украине. И то, что сейчас они от этого отказываются, это ложь. Это документально подтверждено. Есть даже воспоминания самих участников Армии Крайовой».

    Воевали поляки против русских и открыто, в составе Вермахта. По подсчетам историков, их было 650 тысяч, то есть в пять раз больше, чем в составе польских армий, созданных в СССР для борьбы с фашизмом на базе дивизии имени Тадеуша Костюшко.

Алексей Кочетков

«Только в советском плену находилось 62 тысячи лиц польской национальности. Это целая армия. Если считать, что количество пленных составляет 10% от общего числа воюющих, как раз мы выходим на цифру 600-650 тысяч человек. На стороне антигитлеровской коалиции поляков в разное время воевало от 75 до 150 тысяч человек. Вот и давайте сопоставим, сколько их воевало за немцев и сколько против немцев».

Корр.:  После войны символом противостояния России и Польши стала Катынь. Факт расстрела польских офицеров войсками НКВД, который здравомыслящими историками оспаривается, стал поводом для ярой антисоветской и антирусской истерии, закончившейся во время перестройки идеологической капитуляцией нашей стороны. Свидетельством тому служат, в первую очередь, польские ордена, размещенные при входе на катынский мемориал.

Орденом «Virtuti Militari» в Польше награждались те, кто особо отличался в борьбе с Россией в разные времена: в русско-польских войнах, в антироссийских восстаниях, в антисоветской деятельности.

Александр Стацура, общественный деятель, г.Смоленск

«При открытии катынского военного кладбища в 2000 году на входе был также размещен орден «Virtuti Militari». Возникает вопрос: если это антироссийский, антисоветский орден, каким образом он был установлен, с кем это было согласовано?»

     Александр Стацура выразил мнение, которое сложилось к настоящему времени в среде патриотически настроенных смолян.

Александр Стацура

«Не стоит ли нам довести до наших оппонентов, что мы перестаем заниматься игрой в поддавки. И если мы сейчас инициируем демонтаж этих символов, это будет правильно».

    Главное приглашенное лицо научно-практической конференции, доктор исторических наук Алексей Плотников уверен, что нужно идти еще дальше.

С идеологической диверсией под названием Катынь пора кончать. И, как бы это многих не удивило, это мнение является официальной точкой зрения нашего государства. Доказательством тому являются несколько меморандумов, направленным российским Минюстом в адрес Европейского Суда по Правам Человека. До сих пор эти документы широко не афишировались.

Алексей Плотников, доктор исторических наук, профессор МГЛУ, член научного совета РВИО, г.Москва

«Принято принципиальное решение эти документы пустить в свет, то есть, опубликовать, чтобы они еще раз подтвердили то, что давным-давно является известным. В меморандумах Минюста, которые отражают и не могут не отражать официальную позицию Российской Федерации, черным по белому написано, что мемориальный комплекс в Катыни был сконструирован и изготовлен в Варшаве без получения какого-либо разрешения с нашей стороны, то есть, сделан неофициально. И далее идет очень важная фраза: «По этой причине содержащиеся там сведения не могут для нас представлять никакие юридически значимые факты». Это такой казенный правовой язык, но он означает следующее: «Вы в лихие 90-е годы поставили самовольно (кстати, интересно выяснить, кто этому способствовал) мемориалы в Катыни и Медном без согласования, без обращения в военную прокуратуру и без получения наших списков, которые мы могли бы представить, и вообще без получения официального разрешения». Что это означает? Это означает, что эти мемориалы являются незаконными.

     Незаконным, по мнению Алексея Плотникова и многих других историков, является само название мемориала. Сложилось так, что сегодня в обиходе находятся два слова: Катынь – название населенного пункта в Смоленской области, происходящее от слова «катать», поскольку населенный пункт находился на пути «из варяг в греки», и Катынь – от польского слова «кат», что означает «палач». Это слово польская пропаганда превратила не только в название мемориала в Козьих горах, находящихся от поселка Катынь на значительном удалении, но и в символ бесконечной вины русских перед поляками, символ, как это было ясно до пресловутой горбачевский папки, и как это вновь стало ясно сейчас, ничем не подкрепленный. И смоляне, по мнению Алексея Плотникова, должны брать пример с тверичей с их отношением к мемориалу «Медное» –  такой же исторической липе, как и Катынь, а точнее, Катынь.

Алексей Плотников

«У нас сейчас очень активно работает, как я его называю, «Медновский фронт». Медное – это вторая, совершенно наглая фальсификация катынского дела.

Если в Козьих Горах еще о чем-то можно говорить, потому что было эксгумировано 4200-4300 трупов (с комиссией Бурденко 5000), то в Медном абсолютно наглая фальсификация. Но там стоит такой же мемориальный комплекс, с такими же табличками, на которых появляется все больше и больше так называемых «живых катынцев», в данном случае «живых медновцев». Те, которые были там якобы расстреляны, якобы лежат, на самом деле были живы-здоровы многие годы, или, по крайней мере, месяцы спустя. В этой связи «Медновский фронт» очень активно себя проявляет. Несколько лет назад были сняты позорные таблички,

которые были привинчены опять же наглыми поляками без какого-то согласования с нами на здание Медицинского Университета в городе Тверь. Они были сняты публично, под камеру. И следующий шаг был сделан совсем недавно. Якобы расстрелянные поляки, полицейские и совсем немного офицеров сидели в лагере «Осташково» на озере Селигер, в монастыре. Так вот, от этого монастыря недавно были убраны, слава Богу, две огромные гранитные доски, на которых воспроизводилась эта медновско-катынская ложь: что здесь мученически сидели герои Польши, которые потом мученически погибли. Было принято решение прокуратуры, и этот факт я считаю очень важным.

Того же самого я хотел бы пожелать городу Смоленску и выразить надежду (а со стороны РВИО будет полная поддержка) наконец-то убрать этот антисимвол «Катынь»  назвать это кладбище топонимически правильно: переименовать мемориал «Катынь» в мемориал «Козьи Горы». Это совершенно закономерное переименование будет первым очень важным шагом на главном «Смоленском катынском фронте».

#

Катынь,Конференция,Научная

Распространить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

есть информация по нашему проекту?

Если у вас есть важная информация по делу о расследование Катынских событий, напишите нам свою почту и мы обязательно свяжемся с вами.

COPYRIGHT © 2021. ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ.

РАЗРАБОТАНО GENTLEMEN COMPANY